Валерий Мельников
Заслуженный художник республики Башкортостан.
Профессор кафедры «Архитектура» архитектурно - строительного факультета УГНТУ

Эфир от 12 марта 2018 года
Я патриот Уфы и России, и хочу жить здесь. Это не просто громкие слова.
17-международный форум «Новый день нового века» проходил в Хабаровске и принимал участников из стран дальнего и среднего зарубежье – Японии, Китая, Индия, Казахстана, Узбекистана и других стран. Всего было представлено 40 проектов. Наша работа из Уфы «Леонардо Да Винчи. Виды долины Арно» получил гран-при. Я не ожидал такого успеха. Я занимался этим исследованием долгое время, можно сказать, всю жизнь к этому шел. Это надо делать не спеша, подолгу. Я до сих пор живу этой работой, никак не могу из нее выйти. Удивительно, ведь это маленький рисунок! Он исполнен в 1473 году, и в этом году ему будет 545 лет. Рисунок всегда стоял на обочине исследователей изобразительного искусства, в том числе творчества Да Винчи. Это произведение выпадает из общего контекста шедевров графики – это настоящая кладезь, где есть и сама история, и золотая геометрия, и образы.

Рисунок очень маленький – меньше формата А4. Какое-то время назад студенты мне подарили открытку с работой Да Винчи. Она лежала у меня на столе в кабинете, перед глазами. Однажды я увидел, что там заложено много законов изобразительной грамоты, о чем я написал в книге «Мысли к рисункам». Следующие слои я не видел. После встречи с Диларой Ильямовой, все сдвинулось с мертвой точки – она предложила мне вернуться к этой работе, раскрывать ее. И тогда стали возникать образы, образы по Фрейду. В этом рисунке Леонардо рассказал о себе, своей жизни, мировосприятии, и даже заглянул вперед. Многие считают, что я взял информацию с потолка, привязал за уши. Но мы провели лекцию в Центре современного искусства «Облака», где я наглядно показывал, как рождаются образы, и присутствующие, в том числе не связанные с искусством люди, были в шоке и согласились, что все это правда. В моем исследовании порядка 6-7 положений, которые не встречались в мировой практике.

Еще в 2009 году мне предположили преподавать в Китае, возглавить кафедру в университете. Но я патриот Уфы и России, и хочу жить здесь. Это не просто громкие слова. Я чувствую себя здесь комфортно.

С 2012 года мы принимаем участие в форуме «Новый день нового века» с рисунками и работами по дизайну. Всегда занимали хорошие места, и за последние четыре конкурса – три гран-при. В прошлом году мы послали 10 работ, это максимально допустимое количество, и одна работа стала обладателем гран-при, а 9 победили в своих номинациях. Уфимская школа достаточно сильная и самобытная. Мы уделяем большое внимание рисунку, и работает по методикам Леонардо Да Винчи.

Когда человек пишет музыку, для него важны знаки, по которым он составляет мелодию – семь нот. В азбуке 33 буквы, которые мы комбинируем в слова, а затем в стихи, прозу или роман «Война и мир». В рисунке люди начинают себя вести как слон в посудной лавке. Спрашиваешь у человека, почему ты так делаешь, а он объясняет тем, что он так хочет. Но существуют законы изобразительной грамоты, как законы природы – вы же не будете кушать селедку с молоком, а в рисунке делают, что угодно. Художник может убрать картину и все, но то же самое встречается в дизайне и архитектуре. Эти ляпы, которые абсолютно не соответствуют ни эргонономике, ни эстетическому предназначению, приводят к появлению неудобных кресел или жилья. У нас сейчас не применяется золотое сечение, хотя все великие и шага не ступали без этого закона, у них все начиналось с гармонии чисел. Сейчас каждый дизайнер, архитектор и художник работает по принципу «как хочу, так и верчу». Пожалуйста, но история все поставит на свои места.

Китайцы сейчас стремятся к европеизации, много приглашают наших преподавателей заниматься классическим искусством. В США есть замечательные школы классики. Как говорил Дали, нужно сперва научиться рисовать, как старые мастера а потом заниматься своим делом, и тогда люди будут тебя уважать.

Я сейчас стараюсь даже не посещать выставки. Эти всевозможные «измы», за которыми ничего не стоит – ни души, ни соблюдения технологий работы с красками и инструментов.

Я бы назвал это деградацией искусства, когда всякие фокусники начинают называться художниками. Мне становится грустно за Леонардо, за Врубеля – на них хочется смотреть, ты получаешь удовольствие.

Много студий, которые занимаются псевдообучением. Много специализированной литературы, приводящей к тупику, без той истины, благодаря которой российская школа всегда была сильной. Я не против того, чтобы люди занимались в студиях, чему-то обучались, но мне не нравятся, что потом эти дилетантские работы называют искусством.

Есть художественное воспитание, а есть художественное образование. Второе получают профессионалы, первое – простой нормальный человек.

Когда ко мне приходят учиться молодые ребята, я им говорю, что нужно две составляющие – желание учиться и работоспособность. Нет бесталанных людей, есть ленивый ум. У меня были студенты, которые не имели потрясающих способностей, но своим трудом уходили далеко, у них была мотивация и они стали профессионалами.

Мне хочется не просто землю топтать, а что-то после себя оставить. Когда ставишь перед собой цели и достигаешь, честно проходишь дистанцию – это и есть главная мотивация. А вообще сейчас я просто хочу рисовать.