Галия Камаева и Амир Мустакимов
организатор Петербургских сезонов в Уфе и руководитель театра «Зазеркалье» (Санкт-Петербург)
Эфир от 10 мая 2018 года
Все наши спектакли – спектакли высокой культуры.
Галия

Петербургские сезоны – это фестиваль. Само название отсылает нас к Дягилеву, к началу XX столетию, к «Русским сезонам» в Париже, где с блеском демонстрировалось русское искусство. Эта идея висела в воздухе. Теперь такой проект появился в Уфе, сейчас уже вторые «сезоны». В 2017-м году фестиваль был посвящен Мариинскому театру, выступали звезды этого и Михайловского театров. Также в Музее Нестерова были представлены работы из Русского музея. Этот фестиваль может продемонстрировать потрясающую культуру одного из самых прекрасных городов России и мира. Наполнение может быть самым разным, и мы создали культурный мост, по которому искусство переходит как из Петербурга в Уфу, так и обратно.

Я счастлива, что вторые «сезоны» ориентированы на детей и юношество. Это знаменитый театр «Зазеркалье». В Музее Нестерова будет представлена выставка графики выдающихся художников Санкт-Петербурга XIX и XX веков – экспозиция была подарена нашему музею в честь дня рождения Михаила Нестерова. Часть коллекции будет доступна для просмотра.

В Республике Башкортостан сейчас «Год семьи», и театр «Зазеркалье» наилучшим образом подходил для программы. Хочется, чтобы зародилась традиция, чтобы семьи с детьми, как в Петербурге, ходили в театры. Спектакли будут показывать на замечательной площадке – в концертном зале «Башкортостан». Всего их будет три – «Кошка, которая гуляет сама по себе» (2 показа) и «Страсти по Каштанке».

Амир

30 лет назад театр «Зазеркалье» создали два больших мастера, сейчас уже народных артиста России - Александр Петров (художественный руководитель) и Павел Бубельников (главный дирижер, музыкальный руководитель). Театр уникальный, авторский – таких на всю Россию два: Московский Государственный Академический Детский Музыкальный Театр имени Наталии Ильиничны Сац и «Зазеркалье». Это профессиональные детские оперные театры. За 30 лет мы выросли из «детских штанишек». Сейчас это настоящий семейный театр. У нас нет спектаклей, которые было бы не интересно смотреть и взрослым.

На некоторые спектакли билеты покупают сразу, как они поступают в продажу. Конечно, в Петербурге большая конкуренция и выбор у людей – порядка 60 театров.

Нормальные родители могут сэкономить в каком-то вопросе, но когда речь идет о духовном воспитании детей, они готовы покупать билеты. Простите за пафос, но такие вещи могут отразиться на формировании личности и дальнейшей судьбе: то, что закладывается в детстве, будет с человеком всю жизнь.

Все наши спектакли – спектакли высокой культуры. Дети – индикатор, они всегда чувствуют фальш. Нельзя делать скидку, обманывать надувными пуфиками или еще чем-то. Восприятие у детей сложнее, чем у взрослых. Там, где можно обмануть взрослых, детей не обманешь – у них совершенно другие картинки на уровне информации. Мы много думаем и работаем над тем, чтобы найти подход к детям, которые выросли уже в эпоху Интернета.

Недавно у нас закончился фестиваль «Арлекин», который был посвящен комиксам в театре. Сам я к комиксам никогда не относился серьезно, такой материал казался второсортным. Это череда совпадений. Однажды я полистал один из комиксов моей дочери, и понял, что это может быть интересным. Потом я узнал о нескольких детских спектаклях по комиксам, которые сейчас идут. Затем пришли талантливые театроведы и предложили сделать лабораторию для молодых режиссеров и посвятить большую часть программы комиксам.

Внедрение технологий в массовое сознание настолько высоко, что часто театр не успевает. Театр – не только площадка для творчества, но это большая машина или, как говорил Немирович-Данченко, это производство.

«Страсти по Каштанке» - наша визитная карточка, один из старейших наших спектаклей, и он актуален несмотря ни на что. Я уверен, что мы будем всегда читать рассказы Чехова. Мне кажется, если наступит время, когда Чехов будет не нужен, не нужным станет все, все потеряет смысл. Это замечательный спектакль с авторской музыкой Игоря Пономаренко в постановке Александра Петрова. Я против возрастной маркировки на спектакли. Я, например, учился читать на рассказах Чехова. А у нашего спектакля стоит знак «12+».

У меня такая позиция: если взрослый человек приводит ребенка на спектакль, а сам выходит по той причине, что ему не интересно, то это плохой спектакль. Для детей нужно делать так, как для взрослых – чтобы было интересно всем. Хорошо, когда мы этого добиваемся.

Театр - искусство, которое требует мгновенного, сиюминутного контакта: надо получить отклик здесь и сейчас. Если получилось, то мы справились со своей задачей. Но режиссер имеет право на ошибку, конечно.