Руслан Север
Ди-джей, продюсер, музыкант
Эфир от 30 августа 2018 года
За многие годы написания музыки я понял одну вещь: если песня не заходит, то уже и не зайдёт, как её ни продвигай.
Я родился в по-настоящему музыкальной семье, моя мать, отец, старший брат и старшая сестра - музыканты. Музыкальные инструменты я видел вокруг себя с самого детства.




Я начинал как ди-джей, но сейчас выступаю немного, всё больше по гастролям. Я люблю диджеинг, но дело в том, что сейчас площадок для него мало. Клубы мертвы как таковые. Я помню, когда я в девяностые годы привозил по двадцать-тридцать виниловых пластинок из Англии, из Германии, Италии, Португалии, и их ни у кого не было. Люди в очередь выстраивались, чтобы их услышать. Я вещал в эфире, и люди писали на кассеты, потому что где-то взять такой музыки было невозможно. А сейчас есть интернет, доступы к трансляциям, клубы - это я об Уфе конкретно. Культурная составляющая из-за массовой доступности музыки исчезла, осталась коммерческая. Теперь я продюссирую мою дочь Адель и сочиняю музыку.




По многим причинам мне не хотелось, чтобы моя дочь Адель шла в музыку - как-никак, эту жизнь я знаю - но однажды она меня просто поставила перед фактом. А потом у неё открылся голос, она стала петь! Я записал для неё сначала одну песенку, потом вторую, третью, четвёртую... Потом мы начали ездить по гастролям как как Руслан Север и Адель. У нас было очень много выступлений, мы выступали на больших фестивалях с весьма интересными совместными работами, но в итоге я решил поменять формат. Я пришёл к тому, что надо делать совершенно иной проект, должна быть абсолютно иная подача музыки, не танцевальная. Год я искал наше звучание. Теперь наш дуэт называется «MUSUME», с японского «дочь», причём именно родную дочь - только в японском языке такое слово есть. У нас появился свой YouTube канал. У нас вчера вышла 23-я серия, каналу десять месяцев, и он тоже называется «MUSUME». Там мы показываем всю нашу жизнь, как мы пишем песни...




С нашим проектом мы заротировались в тридцати странах мира. Недавно получили письмо от сети американских радиостанций CBS, они известили нас, что мы теперь их официальные артисты, и две наши песни попали на год в ротацию. Как они туда попали? Я скажу честно - я на самом деле не сосредоточен на маркетинге. За многие годы написания музыки я понял одну вещь: если песня не заходит, то уже и не зайдёт, как её ни продвигай. Насильно мил не будешь.




Теперь расскажу о том, что я слушаю сам. Во-первых, я слушаю много классической музыки. Почему? Потому что для меня как для звукорежиссёра очень интересно находить музыкальные решения по таким вещам, как частотные конфликты. То есть, для того, чтобы у вас был хороший звук, такой фирменный, вам нужно записывать очень грамотные аранжировки. В своё время люди, когда писали классическую музыку, понятия «эквалайзер» не было. Было понятие правильного подбора инструментов - то есть, в какой октаве какой инструмент играет, и времени - где и какой инструмент должен играть... Сейчас эквалайзеры и система Side chain эту школу немножечко потеснило. Но мне это интересно! Мы с дочкой фанаты The Bеatles, Пола Маккартни. Из современных коллективов мы любим «Oh Wonder», и есть ещё потрясающий английский дуэт, он называется Honne. Я могу послушать и электронную музыку. Вот взять группу «Disclosure», последние их три-четыре релиза с африканскими мотивами впечатляют.




А вот не люблю я ту музыку, что звучит по радио. В машине у меня настроены две станции, и обе - информационные.