Дания Зайнетдинова и Кристина Абрамичева
Эфир от 29 октября 2018 года
С одной стороны было опасно об этом говорить, а с другой стороны - об этом хотелось забыть.
Дания Зайнетдинова


День памяти жертв политических репрессий означает для меня саму жизнь, моё рождение, которое свершилось вопреки обстоятельствам. Моих родителей со стороны матери посадили в теплушку и отправили на Соловки. В поезд сели десять человек: бабушка, дедушка, и восемь человек детей. Обратно вернулись случайно выжившие мама и бабушка. Со стороны отца чудом выжил мой дед, едва не став жертвой ногайского расказачивания. Он был женат на девушке из другого сословия, и потому уцелел. Так мои родители родились, а потом и я.

Ежегодно я хожу к Памятнику жертвам политических репрессий. С каждым годом нас становится всё меньше. Я вообще полагают, что 30 октября должно проходить как День победы - мы должны выходить на улицу с портретами репрессированных родственников. Ведь ни одна семья репрессиями не была обойдена, раньше или позже. Но, к сожалению, сегодня не такая политика. Да и сами люди стараются об этом не думать. Я знала одну гречанку - её во время войны угнали в немецкий плен. Она вернулась, а ей говорят: «Нет, ты не поедешь! Ты предательница!» В итоге она попала в Башкирию. Я её спросила: «А вы рассказываете внуку о том, что вы пережили?». Она сказала: «Нет! Я смогла выжить только благодаря тому, что приказала себе забыть об этом.»

Тем не менее я благодарна родителям за то, что они не вложили в меня ненависти. Они - люди религиозные, и приняли случившееся со смирением. Я выросла позитивным человеком.


Кристина Абрамичева


Я считаю, что нужно устроить большую акцию аналогично «Бессмертному полку» - ведь в каждой второй семье были репрессированные. Но об этом действительно никто никому не рассказывал — и до сих пор не рассказывает. С одной стороны было опасно об этом говорить, а с другой стороны - об этом хотелось забыть. Такова система психологической защиты. Это проблема государственного уровня - то, что у нас не состоялось суда, не было «Нюрнбергского процесса».

Но ассоциация жертв политических репрессий непрерывно работает. Одно направление нашей деятельности — общественное просвещение, выпуск книг. Состоялась презентация книги «Живая память» - воспоминания детей репрессированных. Ведётся поиск массовых захоронений. Пока только установлен памятник на Сергиевском кладбище. Ещё один вопрос, которым занимается ассоциация - выплата компенсаций потомкам репрессированных. У нас это - 600 рублей, а в соседней Чувашии - 2000 рублей в месяц. Власть мало поддерживает ассоциацию - не та политика. Ассоциация существует почти на самоокупаемости.