Валентина Сорокина
Главный хранитель музея им. Нестерова
Эфир от 1 ноября 2018 года
Я всю свою семью воспитала погружённой в искусство.
В августе исполнилось пятьдесят восемь лет, как я работаю в музее. Я и всю свою семью воспитала погружённой в искусство. Взять хотя бы мою внучку - приходя со мной на работу, она бежала к картинам Айвазовского, посмотреть на картину «Ночь в Венеции», на эту удивительную Луну. И на все выставки выставки ходила. А если какой-нибудь художник с ней общался, она бывала по-настоящему счастлива.

Во время работы в музее со мной случалось немало удивительного, а одно событие повлияло на меня очень сильно - забыть невозможно. Это был конец 70-х, точно года не помню. Тогда в нашем дворе стояли двухэтажные купеческие домики, стояли конюшни, рос малинник, стояли сарайчики - люди держали их для дров. Вот их как-то решили снести. И вдруг прибежал к нам рабочий и говорит: «Мы картины там нашли!» Мы с Юрием Тимофеевичем Игнатьевым, золотой специалист, золотой человек.принесли в музей эти картины. Они были совершенно чёрные, в пыли, в грязи. Но целые. Мы смотрим - на картинах есть номер из книги поступления. Когда вещь приходит в музей, она прежде всего регистрируется в книге поступления. Предметы распределяются по архиву, но сперва фиксируются. Нашли нужную книгу, смотрим найденный номер - а там значится художница Наталья Гончарова, художница-авангардист. Огромная вещь, которая у нас теперь почти не живёт - по миру ходит.

Там были ещё работы Давида Бурлюка и Михаила Ларионова. Та хранительница, которая работала в то время, Людмила Васильевна Казанская, спрятала их. Ведь это же авангард, который в 50-е гг уничтожался. Даже у нас сохранился такой список, книжечка, где к списанию был весь Бурлюк. Работы действительно были списаны, в инвентарных книгах не числились - но она их спрятала, сохранила для потомков, для истории, для культуры, для всего мира. Когда мне позвонили из Третьяковской галерее насчет выдвижения на премию Третьякова и спрашивали о какой-нибудь особенной истории из практики - я рассказала им эту. И премию я получила. Это было шесть лет назад, в 2012 году.

Кстати, среди картин у меня любимцев нет. Ведь произведения рассматриваешь в контексте творчества каждого художника. Порой видишь у какого-нибудь не самого сильного художника прекрасную картину и понимаешь, что в контексте его творчества - это достижение. Это всегда радует.

Музей Нестерова всегда открыт инновациям. Мы участвуем в акции «Ночь искусств».
В этом году у нас, наряду с постоянной экспозицией Нестерова и Бурлюка, новые экспозиции народного художника республики Башкортостан Ивана Ивановича Фартукова. Он выставляет свою экспозицию работ, сделанных за 70 лет. Это яркий, самобытный мастер, небанально поднимающий темы современности, темы духовности. В этот раз он показал нам и скульптуру. Ещё у нас есть выставка крупнейшего мастера башкирской пастели - Роберта Ягафарова. У него богатая импрессионистская пастель, насыщенная и вдохновенная. Также у нас большая выставка к 100-летию образования республики Башкортостан. А недавно у нас закрылась экспозиция французской живописи, время контракта вышло. Она пользовалась огромным успехом, и я так довольна, что есть у нас ценители! Какие были интересные люди на этой выставке, я специально приходила посмотреть. И их становится всё больше и больше.