Антон Долин
кинокритик
6 декабря 2018 года
Для меня гениев трое - Ларс фон Триер в Дании, Дэвид Линч в Америке и Хаяо Миядзаки в Японии.
Я против любых ограничений в сфере кинопроката вообще. Если считать, что мы все патриоты и хотим поддерживать российское кино, чтобы люди его смотрели, есть два метода для достижения этой цели. Первый способ - придумать карательный закон, который будет наказывать не прокатчиков, а зрителей. Ведь это всём зрители виноваты, они ходят на голливудское кино. А кинотеатры хотят зарабатывать деньги и показывают то, что хотят зрители. Можно принять закон: каждый, кто на один голливудский фильм не посмотрит три российских(корешки от билетов предъявить!), будет выпорот на лобном месте, привязан к позорному столбу и вымазан башкирским мёдом. Так всё и подействует.

Второй способ - снимать русские фильмы лучше, чем снимают сейчас. А такие есть! «Последний богатырь», например, «Движение вверх». Так что хотят русские свои фильмы смотреть, только чтобы они были на мировом уровне! Есть странное мнение о зрителе и в Кремле, и в госдуме. Дескать, народ - неразумные дети, они приходят в кино посмотреть что-нибудь. Идут «Фантастические твари: Преступления Грин-де-Вальда» - так на них билет возьмут. Ничего подобного! Человек всё заранее выбирает, на сайтах. И за него фильм никто не выберет.

А создание собственного Голливуда - проект абсолютно неосуществимый, если он вообще имеется. Мы почему-то считаем - это идиотский предрассудок - что Голливуд есть американское кино, сделанное американцами для американцев. Нет! «Фантастические твари» - это технически английский фильм. Сценаристка - британка, актёры почти все британцы... И это ни о чём не говорит, всё равно это голливудский фильм. Голливуд - это индустрия. Она снимает фильмы при помощи всего мира для всего мира. А наше кино для тех, кто понимает по-русски. И для нескольких зарубежных любителей экзотики. Голливуд вкладывает огромные деньги потому, что эти деньги он потом получает обратно со всего мира. А мы - только с России.

Сейчас нет русских гениальных режиссёров. После смерти Киры Муратовой их не стало. Я с большим уважением отношусь к товарищу Сокурову, обожаю Андрея Звягинцева - но они не гении. Разве что Юрий Норштейн, но он уже сорок лет как ничего не снимал. Каждая минута его анимации великая. Для меня гениев трое - Ларс фон Триер в Дании, Дэвид Линч в Америке и Хаяо Миядзаки в Японии.

Я главный редактор журнала «Искусства кино», в нём триста страниц. Там, помимо моих статей, сорок-пятьдесят текстов сорока или пятидесяти других авторов. Мы их заказываем, вычитываем, редактируем... Это дело для меня не самое приоритетное, но я продолжаю им заниматься. Тут нет ничего странного. Вряд ли каменщик, которого вы спросите: «А насколько важна твоя работа?» ответит «Это самое важное дело на земле». Но он же всё равно продолжает это делать! Я гораздо сильнее люблю литературу, письмо, работу с текстом - вот это делает меня счастливым человеком. А живопись, театр и музыка даёт мне проветрить голову и добыть вдохновение для мыслей о кино. Кино же оттуда выросло.

Я не единственный хороший кинокритик. Я считаю, что соревноваться в этих областях крайне странно. Я - человек активный, я работаю много и без труда, и карьера моя началась на радио. Я начал работать в эфире, в Москве. А оттуда меня позвали на телевиденье. Я не тушуюсь и эфира не боюсь. Плюс эрудиция очень широкого спектра. Всё сложилось стихийно. У меня масса талантливых коллег. Все они ничуть не хуже меня.