Олег Чегодаев
путешественник; ювелир; фотограф
Эфир от 21 января 2019 года
На Урал следует ехать людям, которые хотят побывать в горах, отдохнуть на природе, но при этом не ищут острых ощущений.
Дома всегда было очень много книг, посвящённых путешествиям. А теплое время года я проводил на Павловском водохранилище, среди гор и тайги, без электричества. Всё это копилось, и вот после института я начал путешествовать и фотографировать... и до сих пор не остановился.

Я хожу в походы тринадцать лет, ровно с окончания института. В первых походах я был не один. Мы ездили на Инзер, валялись на солнце, алкоголь распивали. Мало-помалу мне это надоело, я начал ходить в горы, причём один. Я отшельник по натуре, да ещё и фотограф, а творческому человеку подстраиваться трудно.

Долгих маршрутов я не люблю. Современный туризм предусматривает более короткие маршруты и большую их насыщенность. Раньше ходили месяцами, а сейчас такой возможности нет - темп жизни другой. Мои походы сейчас длятся дней десять, зато прохожу столько, сколько за месяц проходили.

Когда ты идёшь один, ты постоянно решаешь множество задач. Расслабиться не получается. Надо ориентироваться, надо избегать медведей и искать хорошие кадры. Это вопрос выживания, тут некогда думать о каком-то просветлении. Просветление - это про зимние походы. Шесть часов длится световой день, и в палатке, в спальнике в мороз проводишь по тринадцать часов - и вот тут есть возможность подумать о чем-то вечном. Но физически это тяжело, конечно. Нужно быть готовым технически и морально.

Урал сейчас такой же, как пятнадцать лет назад, тот же сервис. Может быть, стало даже хуже. Хуже стало в том плане, что людей стало больше, но вокруг по-прежнему ни малейшей инфраструктуры. Один положительный пример - Иремель.

Сейчас часто говорят об уникальности Урала. Я тоже считаю, что Урал уникален - своей неуникальностью. Это средний горный район, который с одной стороны ничем не блещет, а с другой стороны очень безопасен. На Урал следует ехать людям, которые хотят побывать в горах, отдохнуть на природе, но при этом не ищут острых ощущений. Эти горы красивые, доступные и безопасные, и надо их хорошо упаковать. А тут любой подход к туристическому объекту - это грязь и отсутствие информации. До Инзерских зубчаток нужно идти пятнадцать километров по жидкой грязи, ну куда это годится?

Мои дела как ювелира идут хорошо. Потенциал велик. Здесь важна вовлеченность. То, про что мы делаем украшения - мы сами этим занимаемся. Нашими украшениями люди, которые их покупают, подчеркивают свою любовь к природе, к горам, путешествиям. Я не скажу в числовом выражении, но мы каждый год растём процентов на пятнадцать - несмотря на кризис.
Чтобы сохранить экологию, не надо отказываться от туризма. Чище будет, если будут убираться. Чтобы убираться, нужны деньги. А чтобы были деньги, нужен туризм. А люди хотят ходить! Появляются проекты, например, «Уральский барс». Интернет объединяет туристов и делает это проще. Надо возглавлять это движение. И я так полагаю, что на каждый туристический объект нужно внести платный вход. Как пример - за восхождение на Иремель сто рублей, а ты получаешь туалет, карту и всё такое.

Наши наскальные рисунки в Каповой пещере - они мирового уровня достопримечательности, но они для учёных. А объектов мирового уровня для среднего туриста на Урале, в общем, нет. Разве что столбы выветривания Маньпупунёр. А самое популярное место - это перевал Дятлова, который, на самом деле, мало что из себя представляет.