Тигран Довлатбекян и Алсу Галина
режиссёр шоу «Соучастие» и директор проекта The Театр
Эфир от 2 апреля 2019 года
Сейчас в театрах Европы такая тенденция - вовлечение зрителя в действие. Четвертая стена исчезает.
Тигран Довлатбекян

«Иммерсивное шоу» - это такое шоу, в которое вовлекаются зрители. Сейчас в театрах Европы такая тенденция - вовлечение зрителя в действие. Четвертая стена исчезает. Ни сцена, ни зрительный зал никуда не пропадут, конечно, но вот этот момент погружения зрителя в спектакль становится даже нужным. Когда зритель становится соучастником, почти тоже актёром.
У нас было что-то вроде нас спектакля-игры. Подняли важные мировые проблемы: экологии, накопления мусора, а так же рабского детского труда в третьем мире. Это касается всех, независимо от политических взглядов, и требует решения. Нужно думать, что стоит за товарами, что там происходит! Все хотят носить кофточки от «Gucci», никто не хочет носить кофточки из масс-маркета - и никто не задумывается, что они могут быть сделаны одними и теми же детьми в одном и том же помещении. Причем за копейки. Так же делаются игрушки из Макдональдса. И всё это выстроено так, что во всех производственных ошибках виноваты работники. А у компаний руки чистые!
Задумка родилась осенью прошлого года, когда я прочитал книгу «Чёрная книга корпораций». В ней рассказывает о том, как компании эксплуатируют природу и людей. Я заинтересовался ей, потом прочёл ещё «No logo. Люди против брендов». Потом перешёл к разной антиглобалистской литературе, докладам «GreenPeace». Я накачал свою голову информацией, которая не давала мне покоя. В итоге я стал делиться этим с друзьями... а потом получился спектакль.
В такой постановке актёру, я думаю, тяжелее. Это же совсем другой способ общения со зрителем! Актёрам приходится пересматривать свои навыки, чтобы привыкнуть к такому формату представления. Тут не было заучивания актёром текста. Скорее, в процессе репетиций мы с артистами на эту тему размышляли, рассуждали, у нас был живой разговор. А потом артистам приходилось перебарывать себя, чтобы разрушить барьер между зрителями и собой и завести с ними такой же живой разговор. Притом зрители, они же по-разному реагируют. Кто-то перебивает артиста, кто-то совершенно закрыт, а кто-то актёру помогает на полную! И с каждым нужно пообщаться. Это большая, тяжёлая работа.

Алсу Галина

Мы планируем работать над спектаклем дальше, совершенствовать его. На достигнутом мы не останавливаемся! Непременно учитываем пожелания зрителей. Например, кто-то даже говорил, что элементов вовлечения мало.
Вообще отзывы мы получили, что называется, смешанные, но, мне кажется, мы донесли до людей то, что хотели. Мы не морализаторствовали, но многие говорили: «Я об этом в жизни не задумывался! Но что мне делать с этим теперь?» И мы говорили: «Начни с сортировки мусора».Часть средств от билетов мы вложили в экологические компании.
В планах The Teatr - постановка ещё одного спектакля формата иммерсивности. Название «Под одеялом», спектакль о детстве. Это про то, как накрываешь стол одеялом - и получается шалашик, а в нём целый мир! Про то, как детские переживания влияют на взрослую жизнь. Это будет ближе к лету.
Нашему театру в этом году шесть лет. Спектакль «Рыдания» по-прежнему актулен. Он раз за разом собирает полный зал! Порой становится тесновато, но в большом зале нельзя его играть - теряется момент интимности, теряется эффект «глаза в глаза». А в формате нашего театра это очень важно. Нет у нас таких спектаклей, которые требовали бы большого формата.
В Уфе я смотрю мало спектаклей. Не удаётся мне дойти до театров! А вот если я добираюсь до Москвы, я обязательно иду в театр «Практика» - это экспериментальный центр новой драмы. Посещаем московский независимый «Театр.doc» , в театральный центр имени Мейерхольда, он же «ЦИМ». В Екатеринбурге непременно хожу в «Коляда-театра», который наш идейный вдохновитель.